0

Стивен Эриксон «Память льда» Рецензия

Паннионский домин — загадочное государство, которое возглавляет человек, зовущий себя Провидцем. Его войска берут город за городом, ставя жителей перед выбором: превратиться в фанатиков, как сами паннионцы, либо стать их пищей. Единственное, что может остановить домин, — объединённые армии бывших противников: Дуджека Однорукого и Каладана Бруда. И первым сражением войны станет битва за город Капастан…



Память льда» — долгожданная третья книга из огромной десятитомной истории Стивена Эриксона. Роман прямо продолжает и доводит до логического финала события первого тома, «Садов Луны». При этом только в «Памяти» начинают понемногу раскрываться основные линии всего десятитомника. Да-да, первые два тома, тысяча шестьсот страниц текста, были не более чем введением! Что ж, размах Эриксона впечатляет. Глобальная линия повествования охватит три континента, и решаться в ней будут ни много ни мало участь всего мироздания. Уже в «Памяти» на кону стоят судьбы целых народов, а дальше, судя по многочисленным намёкам, в происходящее начнут вмешиваться всё новые и новые силы.

Мироздание цикла наконец-то стало понятнее. В отличие от предыдущих томов, в «Памяти» объясняется устройство местной магии. То, что ранее казалось хаосом непонятных Путей, приобретает строго упорядоченную структуру, которая заставляет вспомнить карты Амбера Роджера Желязны. Редкий случай — о волшебстве и устройстве здешнего мира читать ничуть не менее интересно, чем о приключениях персонажей.




Автор жесток, но даже в самый чёрный час он оставляет надежду

Если «Сады Луны» и «Врата Мёртвого Дома» были просто масштабными историями, то в «Памяти льда» события приобретают размах воистину эпический. Тысячи лет отделяют события прологов от основного повествования, но и там, и там появляются одни и те же герои. Боги, люди, нелюди — страницы романа переполнены разнообразными персонажами, и практически нереально выделить среди них самых интересных. Запоминаются все — от ключевых протагонистов, знакомых нам ещё с первого романа, до проходных героев, участвующих в паре эпизодов. И в этом весь Эриксон: его герои могут быть описаны буквально парой слов, мы можем не знать их имён, но даже так они остаются настоящими живыми людьми, которым невозможно не сопереживать.

«Память льда» получилась очень эмоциональной книгой. Это огромное полотно состоит из множества небольших побед и маленьких трагедий. Невероятная дружба Тока Младшего и т’лан имасса Тлена, неожиданная вспыхнувшая любовь Скворца, конфликт между Серебряной Лисой и её смертной матерью… Все взаимоотношения прописаны очень сильно. Но среди прочих линий выделяется одна — история наёмного отряда, который должен защитить Капастан.

«Серые мечи» — словно Чёрный Отряд Кука, каким он был на заре своей истории. Это воины бога. То, что окружающие этого не понимают, неудивительно, ведь ничего подобного свет давно не видел. «Мечи» подчиняются уставу Фэнера, своего покровителя, могут призывать его силы, а главное — представляют собой единое целое, от командиров до последних солдат. Эриксон специально подчёркивает насколько это общность ценна как для тех, кто только вступает в отряд, так и для его ветеранов. И тем сильнее трагедия людей, теряющих единую цель. Автор жесток, но даже в самый чёрный час он оставляет надежду, воплощением которой в «Памяти льда» стал Итковиан, Кованый щит Фэнера. Страницы, посвящённые этому герою, сочатся болью и усталостью и в то же время полны силы и невероятной красоты. И столь же талантливо описан ещё один персонаж, чей путь — своеобразное отражение пути Итковиана. Обычный капитан охраны Остряк теряет друзей и уходит всё глубже в запой — но пробьёт час, и этот не доверяющий богам циник станет той скалой, о которую разобьются силы врага.

Итог: цикл называется «книгой павших» не просто так — герои гибнут один за другим, а на душе у выживших остаются глубокие шрамы. Но это не то тёмное фэнтези, которое исполнено безысходности, усталости и ужаса. Эриксон создаёт книги о величии духа, где смерть лишь одна из граней этого величия. Очень красивые книги.

Дерётся, как вепрь? О боги, нет, этот человек — большой равнинный тигр. Тяжёлый и кряжистый, да, но это почти незаметно благодаря смертоносной грации. Фэнер храни всех нас, в тени этого человека ступает призрак Трича, Тигра Лета.


                                                                                                                               А.Зильберштейн
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится

Также рекомендуем:

Добавить комментарий

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Наверх © 2016 malazanworld.ru — Сайт посвященный миру Малазанской книги павших. Форум может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник обязательна!
Designer D-WS.RU