2

Интервью со Стивом о "Доме Цепей" и "Полуночном приливе"

После того, как вышел «Дом Цепей», фанаты накопили большое количество  информации по новому миру, появившемуся в этой книге. Что Вы думаете о таком читательском отклике?

Честно сказать, я не знал, как читатели воспримут «Дом Цепей». Понимаю, я рисковал, используя структуру, при которой книга начинается с одного ПОВа, а потом возвращается к Тавор и ее армии, повторяющей легендарный путь, да еще я избежал масштабной битвы малазанских войск с мятежниками, но у меня было достаточно причин написать так, как я написал. С одной стороны, мне необходимо было замкнуть петлю, а с другой – создать несколько новых. Я считаю, что читатель может переработать ограниченное количество новой информации, видимо, поэтому распространенным обычаем в нашем жанре стал выход трилогий. Но будем честны – накопилась масса вопросов. Находясь в пределах одного места действия, автор погружается в исследование сложностей характера, истории, культуры и тому подобного. При проработке знакомых персонажей заполняются информационные лакуны. Основная сложность в том, чтобы сохранить читательский интерес. Поэтому, возвращаясь к Вашему вопросу, отвечу честно – я до сих пор не уверен. «Дом Цепей» в некотором роде разделил читателей на два лагеря: одни клеймят Фелисин, другие проклинают Карсу Орлонга. А кто-то обсуждал использование метафор и речевых фигур в именах действующих лиц и географических названиях, вот это было здорово!

Действие нового романа «Полночный прилив» происходит на совершенно новом, неисследованном континенте, Вы вводите целую группу незнакомых персонажей. Вы считаете необходимым уйти от уже известных действующих лиц из предыдущих книг, или Вы стремитесь вернуться к «старым друзьям» в следующих романах?

Для меня необходимость отойти от привычных персонажей связана, в первую очередь, с общей сюжетной аркой. Как и в случае с Карсой, мне приходилось подгонять события ко времени основного действия, поэтому темп произведения достаточно быстрый. В некотором роде сюжетная арка всех 10 романов отражается в каждой отдельной книге (в каждой части, в каждой главе). Центральным понятием для моего сюжетного стиля является понятие схождения. И в каждом романе я делаю скачки между локациями и персонажами, поддерживая динамику повествования, и в быстром темпе мы все дойдем до его конца! Это касается и всей серии целиком. В «Полночном приливе» я совершил именно такой скачок. Но по моим ощущениям, я написал интересную историю, я с увлечением работал над ней.

В серии огромное количество персонажей. Как Вам удается поддерживать   у читателя свежесть их восприятия? Бывает ли так, что Вам кажется, что герои делают что-то, противоречащее их убеждениям, и не хочется ли Вам переписать эпизод?

Я обычно предоставляю персонажам свободу действий. Знаю, это звучит как нечто среднее между мистикой и явной претенциозностью, но иногда мои герои демонстрируют  собственную волю и часто заводят меня в неожиданные места – не в  плане места действия, а в плане темы. Я обычно  несколько дней предварительно обдумываю персонажа и его мотивы. Что до свежести восприятия действующих лиц – это другой вопрос, и если они сами по себе не интересны, то фактически невозможно, чтобы они остались в книге. Я стараюсь убирать всех скучных.

Вы говорили, что Вам нравится прописывать персонажей и что у Вас есть несколько любимых. Кто сейчас у Вас любимый персонаж и почему они импонируют Вашей читательской аудитории?

Сейчас любимые – это те, о которых я написал «Полночный прилив». Я написал первый черновик романа, а теперь перечитываю его и могу сказать, что это Техол Беддикт, Багг, Удинаас и Серен Педак. Эти имена вам сейчас ни о чем не скажут, естественно. Техол и Багг – из-за той абсолютной легкости, которую я ощущал, описывая их, Удинаас за его одновременную беспомощность и решительность, а Серен Педак – за ее загадку. Я не уверен, понравятся ли они остальным, я никогда не уверен. Поживем – увидим.

В Ваших романах можно встретить различных персонажей -  от воров до военных, магов и героев. Каждое действующее лицо кажется созданным из оттенков серого цвета, нет чисто белого и черного. Почему так происходит и  будет ли в серии персонаж, воплощающий вселенское зло?

Знаете, я не думаю, что он там будет. Есть люди больные, страдающие или фанатичные, но зло как чистое явление абсолютно не интересует меня. Я даже не знаю, существует ли оно. Несомненно, есть дурные поступки. Люди делают злые вещи, оказавшись в обстановке, лишенной всякой гуманности, из отвращения к окружающим. Есть зло явное и зло скрытое. Мир (наш мир) полон зла обоих видов и промежуточных стадий. Для того, чтобы его уравновесить (или нет), есть  и добро повсюду. Очень печально смотреть на человеческую историю и наблюдать в ней много узаконенного зла, особенно геноцида, который начался еще на самых ранних исторических этапах (в Ветхом Завете много резни) и продолжается в наше время от цивилизации к цивилизации. Здесь, в Северной Америке, имел место геноцид, направленный против коренного населения, а поскольку я живу в городе с наибольшим процентом коренного населения на континенте, напоминания об этом всюду окружают меня.

В Малазанской серии я показываю персонажей, характер которых представляет собой какой-либо из оттенков серого. В основном из-за того, что это самое слабое место нашего жанра. Часто писатели выбирают наипростейший путь, избегая сложности, но, на мой взгляд, именно сложность интересна с точки зрения реальности. Если бы я описывал старую добрую борьбу добра со злом,  мне бы это быстро оскомину набило.

В «Доме Цепей» было много драконов, скованных или свободно летающих внутри того, что Вы называете «тропами». Они важны для поддержания троп или есть какая-то иная причина  их присутствия?

Это один их тайных подсюжетов. Их история еще впереди.

В «Колоде Драконов» появился Увечный Бог со своим «домом». Как Вы представляете себе, он будет влиять на Колоду в свою пользу?

Да, он будет делать все возможное, чтобы манипулировать всем  и вся, у него есть такая возможность. Это очень несчастный бог.

С выходом «Полночного прилива» Вы перевалили за середину цикла Малазанской книги павших. Сейчас, оглядываясь назад, Вы бы что-то изменили? Или что-то сделали бы иначе?

Я правда не знаю. Я сильно об этом не задумывался. Для начала устранил бы все несоответствия. То, что «Врата мертвого дома» непосредственно следуют за «Садами Луны», было результатом случайности. Я изначально планировал, что вторым романом будет «Память льда» и даже написал страниц триста до того, как «Сады» были впервые опубликованы. Но я потерял эти триста страниц. И в печали засел за «Врата мертвого дома». Оглядываясь назад, я думаю, это так было к лучшему. Мне нравится такая последовательность. Выпускать «Память Льда» вторым томом серии было бы ошибкой, потому что это создало бы нежелательный для меня прецедент, в то время как «Врата» с их скачком создает правильный прецедент.

В дополнение к предыдущему вопросу, предвидите ли Вы много сложностей, вытекающих из ранних романов, или Вы видите изящный способ связать все воедино к финалу серии?

Ну, что-то будет увязано, что-то – нет. Я не слишком аккуратен. В «Полночном приливе» сюжеты станут линейными, вернее, более линейными, чем они были ранее, а центральная сюжетная арка станет более доминирующей. И эта центральная арка взорвется в десятой книге. Достигнув середины, я не знаю, можно ли еще пуще усложнить серию, чтобы у читателя не взорвался мозг.

Вышла Ваша успешная повесть. Вы собираетесь  далее объяснять в повестях события вокруг прочих персонажей, или она создавалась как будущий задел под серию?

Повести о Бошелене и Броше ни в коей мере не будут оказывать влияния на серию. По крайней мере, я такого не планировал. Для меня это своего рода спускной клапан. Это так приятно после окончания романа в четверть миллиона слов!

В Ваших предыдущих интервью Вы рассказали, что в течение многих лет играли в ролевую игру. Это было тестированием  вымышленного мира, служащим для его развития и устранения недостатков, или Вы видите серию как самостоятельный мир?

Сознательное игровое тестирование никогда не использовалось. Скорее это было средство освоиться с вымышленным миром, облечь его в плоть и развлечься. Все карты, списки персонажей и некоторые наиболее примечательные события хорошо послужили мне при прописывании  Малазанского мира. Но ролевые игры были в значительной степени литературно окрашены, очень ориентированы на персонажей.

Кто-либо обращался к Вам с предложением выпуска системы ролевых игр, а если да, когда она может увидеть свет?

Нет, никто ко мне не обращался по поводу системы или игры. А если и обратится, я буду серьезно думать, прежде чем принять то или иное решение.

Вы присоединились  к читательским диалогам, часто  проверяете новые сообщения. Как Вы думаете, вносят ли читатели свой вклад в проработку новых романов? Это помогает или мешает Вашей работе?

Читательский отклик, безусловно, полезен. Как Вы сказали, я ни одного сообщения не пропускаю.  Это здорово. Отношения между писателем и его аудиторией очень сложны. Обычно многие писатели в ужасе убегают от своих фанатов. И иногда они имеют все основания для беспокойства – они и так испытывают достаточное давление и т.д и т.п. Пример тому Стивен Кинг. Другие думают, что чистоту видения можно поддерживать только в изоляции и все такое. А кто-то разочаровывает аудиторию видом своей бороды (сразу оговорюсь, я носил бороду давным-давно, потому что, когда я работал археологом, у нас у всех были бороды, даже у женщин, но потом я с ней без сожалений расстался (кому вообще нужны волосы?). Мы в основном старые пердуны, не слишком приятные в общении.

Что касается вклада в дальнейшее развитие моих романов, читатели помогают мне отмечать  детали и вопросы, которые нуждаются в своей конкретизации в серии, а их предсказания всегда развлекают и иногда озаряют. Перепалки тоже занятны. Недавно я зашел на сайт и задал один вопрос, получив несколько потрясающих ответов, которые подтолкнули меня к действию, когда я так в этом нуждался. Коллективный критический разум группы сглаживает углы, помогает мне не витать в облаках. Это здорово. Оставайтесь такими же.

У каждого персонажа множество характеристик, которые роднят их с читателями. Как Вы их придумываете? Они более или менее следуют своей изначальной концепции или развиваются по ходу сюжета? Другими словами, они появляются в тексте полностью сформированными или как оболочка, наполняющаяся по ходу повествования?

Немного и того и другого, думаю. Им предоставляется право выбора, как и всем нам в повседневной жизни, иногда я просто сижу и наблюдаю, как они будут выпутываться. Допустим, я знаю что они совершают ужасные ошибки, но разве все мы их не делаем? Не знаю, может, отсюда и возникает чувство родственности. Увлекательно бывает наблюдать, какой персонаж какому читателю нравится. Например, Скрипач. Упирающийся, безответственный в ситуациях, когда нужно сделать выбор, идущий со стертыми ногами, отверженный, адски одинокий. Он, хотя  и не часто появляется на страницах романов, но входит в число наиболее популярных. Или, например, Аномандр Рейк: появляется, убивает кучу народу, исчезает. Всего пара бесед с ним и все, пожалуй. Но, конечно, за этими персонажами стоит гораздо большее. Надо сказать, странное ощущение возникает от них даже  у меня. Когда я готовлюсь писать об Аномандре Рейке, клянусь, даже атмосфера вокруг меняется. То же самое касается Карсы Орлонга. А в случае со Скрипачом я как будто встречаю старого друга, к которому очень привязан. Это просачивается сквозь текст? Может быть. Появляется Крупп и я хочу схватить его за лацканы, встряхнуть, но каждый раз он ускользает. От каждого персонажа свои ощущения. По крайней мере, у меня так происходит, и я думаю, что и у читателей тоже. Как много из этого – моих рук дело? Проверьте ветку дискуссии о любви/ненависти/понимания, смешанного с  ненавистью/жалости к Фелисин. Мне очень любопытно это читать. Что бы ни произошло, это сработало. Когда я думаю, как много читатели вынесли для себя о ней из «Врат мертвого дома», я просто поражаюсь. И чувствую облегчение, потому что без всего этого «Дом Цепей» не произвел бы такого впечатления. А теперь я познакомлю вас с дюжиной новых персонажей, которых вы сможете полюбить или возненавидеть.

(Drosdelnoch Interview,2003)

  • Не нравится
  • +17
  • Нравится

Также рекомендуем:

Cotillion (написал 14 апреля 2017 12:49)
Группа: Администраторы
Очень здорово!!! Благодарю!!!
  • Нравится
  • 1
Yaralee (написал 18 апреля 2017 09:01)
Группа: Администраторы
Прекрасная статья, спасибо  heart_eyes 
  • Нравится
  • 1

Добавить комментарий

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Наверх © 2016 malazanworld.ru — Сайт посвященный миру Малазанской книги павших. Форум может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет.
При копировании материалов с сайта, ссылка на источник обязательна!
Designer D-WS.RU